Главный признак прихода антихриста

Божественная литургия, икона. Иконописец Михаил Дамаскин. Музей христианского искусства в Ираклеоне, Крит. Фрагмент
Источник: Демид / Fotoload

Слово «антихрист», как правило, вызывает у нас ассоциации с книгой Апокалипсис. Многочисленные признаки прихода антихриста, описанные в этой книге, люди снова и снова пытались опознать в разные исторические эпохи. Число зверя, печать на чело и на правую руку, ложные пророчества, ложные чудеса… Между тем, автор книги Апокалипсис, апостол Иоанн Богослов, говорит об антихристе и еще и в своем Первом Соборном послании. И здесь он называет главный признак прихода антихриста, по которому каждый может оценить и свою эпоху, и свою жизнь. 

Предлагаем вам прочесть фрагмент учебника «Соборные послания и Апокалипсис», над которым сейчас ведется работа в Издательском доме «Познание» (руководитель авторского коллектива — митрополит Волоколамский Иларион). Этот фрагмент посвящен учению о Христе и Боговоплощении, раскрытому в Первом Соборном послании Иоанна. Именно через призму этого учения мы и найдем ответ на вопрос, вынесенный в заглавие этой статьи.

 Любовь Божия проявляется в том, что Бог посылает Своего Сына для искупления грехов людей и дарования им вечной жизни: 

Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него (1 Ин 4. 8-9).

Эти слова очень близки к изречению Иисуса Христа, приведенному в Евангелии от Иоанна: 

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин 3. 16).

Иисус именуется в Первом Послании Мессией / Христом (1 Ин 2. 22; 5. 1), Сыном Божиим (1 Ин 4. 15; 5. 5), Словом (1 Ин 1. 1), истинным Богом и Жизнью вечной (1 Ин 5. 20). Центром христологического учения Посланий Иоанна является акцент на единстве человеческой и божественной природ в Лице Иисуса Христа, Который, будучи Сыном Божиим, пришел во плоти: 

Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (1 Ин 4:2–3).

Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию, и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина (1 Ин. 5:6). 

Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист (2 Ин 7). 

Реальность Воплощения подчеркивается уже в первых строках Первого послания:

О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, ― ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам (1 Ин 1. 1-2). 

 Апостол Иоанн говорит о единстве Сына с Отцом. Отец посылает Сына, свидетельствует о Сыне и познается через Сына: 

Всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца. Итак, что вы слышали от начала, то и да пребывает в вас; если пребудет в вас то, что вы слышали от начала, то и вы пребудете в Сыне и в Отце (1 Ин 2. 23-24).

И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру (1 Ин 4:14). 

Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом; не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем (1 Ин 5. 10), Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да позна́ем Бога истинного (1 Ин 5:20).

Как и в Евангелии от Иоанна (ср.: Ин 1. 14, 18; 3. 16, 18), Иисус Христос именуется Единородным Сыном (1 Ин 4. 9). Термин «Единородный» уникален для корпуса Иоанновых писаний и за его пределами в Новом Завете не встречается. 

Через Христа обретается вечная жизнь (1 Ин 5. 12) и способность пребывать в Боге (1 Ин 4. 15), через Него верующие побеждают мир (1 Ин 5. 5). Христос как безгрешный Праведник выступает Ходатаем перед Отцом за грехи людей (1 Ин 2. 1). Но Он явился также, чтобы разрушить дела диавола (1 Ин 3. 8). Поэтому Он называется «Спасителем мира» (1 Ин 4. 14; ср.: Ин 4. 42). Кровь Иисуса Христа очищает от грехов (1 Ин 1. 7). Его крестная смерть является доказательством любви Божией к человеку, умилостивлением (ἱλασμός) за грехи людей (1 Ин 2. 2; 4. 10). 

Четыре небесные книги: о чем Иоанн Богослов рассказал в Апокалипсисе?

В Первом Послании Иоанна речь идет также о Втором пришествии Христа, когда произойдут суд и окончательная победа над грехом: 

Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его (1 Ин. 2:28). 

Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он (1 Ин. 4:17). 

Однако некоторые исследователи предпочитают толковать стих 1 Ин 2:28 как относящийся не строго ко Второму пришествию, а вообще к явлению Бога в последние дни, как это описывается в книгах Ветхого Завета. 

Дух

 Познание Бога дарует «помазание (χρῖσμα) от Святого»: 

Вы имеете помазание от Святаго и знаете все… Помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте (1 Ин 2:20, 27). 

Поскольку об этом помазании говорится персонифицированно, экзегеты видят здесь слова о Святом Духе, Который в Первом Послании Иоанна называется Истиной и Которого Бог даровал верующим в Него: 

Дух есть истина (1 Ин 5. 6).

Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаём из того, что Он дал нам от Духа Своего (1 Ин 4. 13). 

Многие исследователи предполагали, что учение о Духе и о помазании, изложенное в Первом послании Иоанна, имеет гностические истоки. Представление о помазании, которое «учит всему», якобы умаляет значение Иисуса Христа как Посредника между Богом и людьми. Однако очевидно, что уподобление Святого Духа помазанию имеет своим основанием событие Сошествия Святого Духа на Иисуса Христа при Крещении на Иордане (Деян 10. 38; Лк 4. 18; ср.: Ис 61. 1). Поэтому приведенный выше отрывок 1 Ин 2: 20, 27 может быть истолкован как символическое описание Крещения или даже указание на один из обрядов, связанных с Крещением (помазание елеем). В пользу последнего говорит тот факт, что со II в. помазание часто упоминается в составе чина Крещения. Но существовал ли этот обряд в I в., ни доказать, ни опровергнуть невозможно.

«Помазание» как отличительный знак верных можно также рассматривать в связи с упоминанием «антихристов» (1 Ин 2. 18, 22; 4. 3; ср.: 2 Ин 7). Если верные обладают познанием Духа истины, то еретиками руководит дух заблуждения: 

Мы от Бога; знающий Бога слушает нас; кто не от Бога, тот не слушает нас. По сему-то узнаём духа истины и духа заблуждения (1 Ин 4:6).

Противопоставление верных и «антихристов» не имеет отношения к гностическому дуализму. Оно продолжает традицию, характерную для еврейской литературы межзаветного периода[1]

 

[1] Ср.: Устав общины 3. 13-4. 26 (принятый в кумранистике шифр — 1QS); Завещание двенадцати патриархов. Симеон 3. 1; Рувим 2. 1; 3. 2, 7; ср.: 2 Фес 2. 8-12.