Почему Церковь против суррогатного материнства?


Источник: Sergiu Valena / Unsplash

Церковь выступает против суррогатного материнства, а между тем благодаря этой технологии на свет появились тысячи детей. С точки зрения Церкви, лучше, чтобы они вообще не родились? Бог заповедал «плодитесь и размножайтесь», а Церковь говорит: да, но не таким способом.

Позиция Церкви не может зависеть от статистики и от количества. Вопрос о суррогатном материнстве был обсужден в Церкви в 2000 году, когда принимались «Основы социальной концепции». В этом документе говорится: «“Суррогатное материнство”, то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. “Суррогатное материнство” травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания».

В 2013 году Церковь вернулась к дискуссии о суррогатном материнстве, рассмотрев один из частных аспектов этой проблемы — крещение младенцев, родившихся при помощи «суррогатной матери». Документ, посвященный этой теме, был принят на заседании Священного Синода в декабре этого года. В документе подтверждается позиция, согласно которой практика так называемого «суррогатного материнства» «однозначно осуждается Церковью», а сам термин «суррогатное материнство» «указывает на искажение высокого понимания материнского долга и призвания».

В документе говорится: «Общественная опасность практики “суррогатного материнства” связана с радикальным изменением самого представления о природе человека. В данном случае понимание человека как уникальной личности подменяется образом человека как биологической особи, которую можно произвольно конструировать, манипулируя элементами “генетического материала”».

Для Церкви младенец — не биологическая особь, о созданный по образу и подобию Божию человек, который, в соответствии с божественным установлением, должен иметь одного отца и одну мать. И Церковь выступает против того, чтобы живое человеческое существо превращалось в биологическую особь, которую можно подвергать манипуляциям.

С точки зрения Церкви, практика суррогатного материнства «является унижением человеческого достоинства женщины, тело которой в данном случае рассматривается как своего рода инкубатор». Церковь не навязывает свою позицию лицам, находящимся вне ее. Но для членов Церкви «суррогатное материнство» не может быть оправдано никаким обстоятельствами или соображениями. Родителям, испытывающим трудности с зачатием ребенка, Церковь благословляет усыновлять или удочерять детей. Известны случаи, когда супруги после многих лет бесплодия усыновляли одного или нескольких детей, а затем Бог посылал им и своего собственного ребенка.

Российское законодательство оставляет за «суррогатной матерью» право оставить рожденного и выношенного ей ребенка, не передавая его «биологическим родителям». Сейчас раздаются голоса, призывающие изменить эту статью закона с тем, чтобы лишить «суррогатную мать» каких-либо прав на выношенного ей ребенка. Церковь не может согласиться с такого рода «совершенствованием» законодательства. Во многих странах мира «суррогатное материнство» в принципе запрещено. В России оно разрешено, но в законодательстве прописаны права «суррогатной матери», что налагает определенные риски на «заказчиков» ребенка — его биологических родителей. Хотя бы для какой-то части супружеских пар это является сдерживающим фактором.

Несправедливы упреки в адрес Церкви за то, что, осуждая практику «суррогатного материнства», она тем самым якобы препятствует деторождению. Церковь не только этому не препятствует, но наоборот, всячески этому способствует. Кто, если не Церковь, наиболее последовательно выступает против абортов, считая аборт узаконенным детоубийством? Кто, если не Церковь, выступает против использования супружескими парами контрацептивных средств абортивного действия с целью недопущения рождения детей? А разве не Церковь напоминает о супружеской верности, о призвании супругов к чадородию, о том, что каждый человеческий эмбрион имеет неотъемлемое право — на рождение?

Во многом именно благодаря последовательной позиции Церкви, ее работе с паствой, с обществом, со средствами массовой информации, с органами здравоохранения, ее собственной благотворительной и социальной деятельности — число абортов в России снизилось в три раза за последние 18 лет. Таким образом, на счету Церкви не один миллион спасенных жизней. Важную роль здесь играют и государственные программы по поощрению ответственного материнства и отцовства. Но роль Православной Церкви и других традиционных конфессий никак нельзя списывать со счетов.

Церковь не только не препятствует исполнению заповеди Божией «плодитесь и размножайтесь», но наоборот, делает все от нее зависящее, чтобы рождаемость в нашей стране неуклонно росла. И если темпы роста рождаемости остаются низкими, то не потому, что Церковь бездействует, а потому, что ей противодействуют многие силы, в том числе потребительская идеология, ставящая на первое место личный комфорт человека, а не его ответственность перед семьей, перед страной, перед будущими поколениями. Из этой потребительской идеологии и родилась практика «суррогатного материнства», позволяющая богатым женщинам избежать страданий, связанных с рождением ребенка, переложив их на менее обеспеченных членов общества.

И последнее: разве лучше, чтобы дети, родившиеся при помощи суррогатного материнства, не родились? Такого Церковь никогда не говорила и не скажет. Совсем напротив: Церковь утверждает, что даже дети, зачатые в результате изнасилования, имеют право на рождение. Но рождение ребенка в результате изнасилования не оправдывает насильника, в том числе с точки зрения закона: насильник будет сидеть в тюрьме, а ребенок будет расти на свободе.

Бог направляет злые дела людей к добрым последствиям, но это не оправдывает злые дела. Точно так же и суррогатное материнство не может быть оправдано тем, что в его результате на свет появляются дети.