Первое чудо апостолов

Юлиус Шнорр фон Карольсфельд «Исцеление хромого»
Источник: «Библия онлайн»

Мы наслышаны о чудесах Спасителя; знаем и о том, что Христос дал Своим ученикам власть совершать те же деяния, что и Он (Ин. 14:12). Но многие ли помнят, какое первое чудо апостолы совершили «самостоятельно», уже после вознесения Христа? Предлагаем вам рассказ об этом чуде по учебнику митрополита Волоколамского Илариона «Деяния святых апостолов»[1], который готовится к печати в издательском доме «Познание». 

Учебник предназначен для студентов бакалавриата духовных школ Русской Православной Церкви.

Первым из упоминаемых чудес, связанных с апостолами, является исцеление хромого. В этом эпизоде, как и в заключительных главах Евангелия от Иоанна (Ин 20. 2–10; 21. 20–24), действуют Петр и Иоанн, однако Петр играет главенствующую роль:

Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девятый. И был человек, хромой от чрева матери его, которого носили и сажали каждый день при дверях храма, называемых Красными, просить милостыни у входящих в храм. Он, увидев Петра и Иоанна перед входом в храм, просил у них милостыни. Петр с Иоанном, всмотревшись в него, сказали: взгляни на нас. И он пристально смотрел на них, надеясь получить от них что-нибудь. Но Петр сказал: серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи. И, взяв его за правую руку, поднял; и вдруг укрепились его ступни и колени, и вскочив, стал, и начал ходить, и вошел с ними в храм, ходя и скача, и хваля Бога. И весь народ видел его ходящим и хвалящим Бога; и узнали его, что это был тот, который сидел у Красных дверей храма для милостыни; и исполнились ужаса и изумления от случившегося с ним. И как исцеленный хромой не отходил от Петра и Иоанна, то весь народ в изумлении сбежался к ним в притвор, называемый Соломонов (Деян 3. 1–11).

О том, что молитвы и жертвоприношения в Иерусалимском храме совершались около девятого часа (около 15 часов по современному счету), свидетельствуют и другие источники, в частности, Иосиф Флавий. Описывая богослужебную практику последних лет перед взятием Иерусалима римлянами, он отмечает: «В сколь высокой мере у нас развито богопочитание и соблюдение законов, видно из того, что священнослужителей не удерживал от отправления своих обязанностей страх перед осадой, но что они ежедневно, дважды, рано утром и около девятого часа, приносили свои жертвы на алтарь и не прекращали этих своих жертвоприношений даже в тех случаях, когда в деле защиты храма от нападений иудеи терпели какую-нибудь неудачу»[2].

Посещение Иерусалимского храма было ежедневной практикой первых христиан (Деян 2. 46). Из рассматриваемого текста следует, что основным местом их собраний в храме был притвор Соломонов. Речь идет о продолговатом портике, расположенном вдоль восточной стороны двора язычников. Он отделял пространство, куда можно было входить язычникам, от пространства, куда вход им был запрещен под страхом смерти[3]. С внешней стороны портик представлял собой глухую каменную стену, с внутренней — колоннаду, поверх которой располагалась балюстрада. В Евангелии от Иоанна упоминается о том, как на праздник обновления «ходил Иисус в храме, в притворе Соломоновом» (Ин 10. 22). Возможно, первые христиане собирались там именно потому, что это место было связано с памятью об Иисусе.

Действие происходит у входа в храм, известного как Красные ворота (ἡ θύρα τοῦ ἱεροῦ ἡ λεγομένη Ὡραία — букв. «дверь храма, именуемая Прекрасной»). Описывая девять ворот Иерусалимского храма, Иосиф Флавий выделяет ворота из коринфской меди, по своим размерам и роскошному оформлению значительно превосходившие все остальные[4]. Возможно, в Деяниях имеются в виду именно эти ворота.

Хромой, о котором идет речь, по-видимому, не мог самостоятельно передвигаться: об этом говорит то, что его ежедневно носили и сажали у дверей храма. В Израиле того времени человек, находящийся в подобном физическом состоянии, был обречен на нищенское существование и попрошайничество (никаких пособий по инвалидности, разумеется, не существовало).

Общение апостолов с хромым начинается с того, что он смотрит на них, они на него. В описании этой сцены использовано четыре глагола, обозначающих видение: хромой, увидев (ἰδών) Петра и Иоанна, просил у них милостыни; они всмотревшись (ἀτενίσας) в него, сказали: «взгляни (βλέψον) на нас»; и он пристально смотрел (ἐπεῖχεν) на них. Автор Деяний показывает, что общение между двумя апостолами и хромым происходило не только на вербальном уровне, но и на уровне взгляда.

Иисус совершал Свои исцеления, нередко использовав краткие словесные формулы, например: «Протяни руку твою» (Мф 12. 13); «Талифа куми» («девица, встань» — Мк 5. 41); «Еффафа» («отверзись» — Мк 7. 34); «Пойдите, покажитесь священникам» (Лк 17. 14); «Иди, и, как ты веровал, да будет тебе» (Мф 8. 12); «Пойди, сын твой здоров» (Ин 4. 50); «Пойди, умойся в купальне Силоам» (Ин 9. 7). Формулу, похожую на ту, которую употребил Петр, обращаясь к хромому, мы находим в рассказе об исцелении расслабленного: «Встань, возьми постель твою, и иди в дом твой» (Мф 9. 6).

Иисус никогда не исцелял людей во имя кого-то другого: Он Сам был источником исцелений. Петр совершает исцеление «во имя Иисуса Христа Назорея». Имя Иисуса занимает центральное место и в рассматриваемом рассказе, и в его продолжении (Деян 3. 16; 4. 7, 10, 12, 17–18, 30; 5. 28, 40, 41). Это не случайно. Сам Иисус говорил ученикам, что исцеления и чудеса они будут совершать Его именем (Мк 16. 17). Убежденность в том, что «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян 4. 12), является движущей силой всего апостольского подвига.

При совершении чудес над людьми Иисус часто брал их за руку. Так было при исцелении тещи Петра (Мк 1. 31), при воскрешении дочери начальника синагоги (Мф 9. 25; Мк 5. 41; Лк 8. 54), при исцелении слепого в Вифсаиде (Мк 8. 23), при изгнании беса из отрока (Мк 9. 27). Петр, который был свидетелем многих исцелений, совершённых Иисусом, берет хромого за руку, что производит моментальный целительный эффект: больной не просто встает постель и идет, он вскакивает и начинает ходить и скакать, хваля Бога. Эта картина отдаленно напоминает сцену, описанную во Второй книге Царств, когда царь Давид при перенесении ковчега завета в Иерусалим «скакал из всей силы пред Господом» (2 Цар 6. 14).

Реакцию людей на произошедшее Лука описывает при помощи терминов θάμβος (ужас) и ἔκστασις (изумление), а также при помощи прилагательного ἔκθαμβοι (в изумлении, букв. «изумленные»). Исцеление произвело сильное впечатление на народ и привлекло к Петру и Иоанну всеобщее внимание, тем более, что бывший хромой не отходил от них.

 

[1] Книга подготовлена в рамках серии «Учебник бакалавра теологии», адресованной студентам духовных школ Русской Православной Церкви, а также студентам светских вузов, обучающихся по направлению «Теология».

[2] Иосиф Флавий. Иудейские древности. 14, 4, 3.

[3] Иосиф Флавий. Иудейская война. 6, 2, 4.

[4] Иосиф Флавий. Иудейская война. 5, 5, 3.