Иисус и дети

Седмица 32-я по Пятидесятнице


Он сказал им: кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует. Приносили к Нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же не допускали приносящих. Увидев то, Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. И, обняв их, возложил руки на них и благословил их.

Мк. 10:11-16

Комментарий митрополита Илариона:

В сегодняшнем евангельском чтении говорится: «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». Дитя в данном случае исполняет роль, сходную с ролью центрального персонажа той или иной притчи: его следует воспринимать не буквально, а метафорически — как переносящее слушателя в иную систему координат, где маленькое и ничтожное по земным меркам оказывается большим и значимым по меркам Царства Небесного.

Образ ребенка показывает и то, какой должна быть наша вера. По словам прп. Максима Грека, Господь желает, чтобы мы принимали Царство Божие так, как «незлобивые дети без рассуждения принимают наставления своих учителей, благодаря вере и покорности наставникам достигая совершенного знания Священных писаний и словесных наук. Так следует и нам прилежно держаться данных нам Самим Спасителем нашим, и святыми его учениками, и апостолами, и вселенскими соборами догматов и завещаний и отнюдь ничего к ним не прибавлять и не убавлять по правильному установлению богоносных отцов наших, святыми молитвами которых да сподобимся получить удел спасаемых».

Евангелист Марк говорит, что Иисус «вознегодовал», когда детей не подпускали к Нему. Кто-то может считать, что само понятие гнева неприменимо к Богочеловеку Христу, но, во всяком случае, автор одного из четырех канонических Евангелий так не считал. Вполне искреннее и благочестивое желание представить Иисуса абсолютно непричастным какой бы то ни было человеческой страсти заставляет вычитывать в строках евангельского повествования (а точнее, между строк) то, чего в них нет.  Но если мы хотим приблизиться к образу исторического Иисуса, самый надежный способ — держаться как можно ближе к евангельскому тексту и не пытаться между строк вычитать противоположное тому, что в нем говорится.