Продолжение беседы о небесном хлебе

Седмица 3-я по Пасхе


Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день.

Ин. 6: 48-54

«Я есмь хлеб жизни», - говорит Господь в сегодняшнем отрывке Евангелия от Иоанна.

Нам, читающим беседу о небесном хлебе в свете христианского учения о Евхаристии, трудно в полной мере понять то удивление и негодование, которое эта беседа могла вызвать у неподготовленного слушателя. Представим себе на минуту, что к нам придет человек, который будет говорить о возвышенных духовных предметах, а под конец скажет: для того, чтобы вам было хорошо, вы должны съесть мою плоть и выпить мою кровь. Вряд ли наша реакция сильно отличалась бы от той, которую зафиксировал Евангелист Иоанн. Между тем, буквальный смысл того, что говорил Иисус, был именно такой. И обращен он был к тем людям, которые помнили ветхозаветные запреты на вкушение «плоти и крови». Для чего Иисус предлагал им то, что для них было заведомо невыполнимо?

Ответ на этот вопрос кроется в особых и неповторимых формах общения, которыми Иисус пользовался для передачи Своего учения. Многие истины Он выражал притчами. Не все сказанные Им слова были понятны сразу. Результатом беседы о небесном хлебе становится отход значительного числа учеников от Иисуса — тех, кто не смогли вместить то, что Он говорил. Те же, которые не отошли, вряд ли поняли намного больше того, что могли понять соблазнившиеся и отошедшие. Но доверие к Учителю превозмогло, и они остались с Ним. Смысл слов, которые они тогда услышали и не поняли, откроется им после воскресения Иисуса. Ученики вспомнят об этой беседе и поймут, о чем говорил Иисус, когда хлеб, сходящий с небес, станет основой литургической жизни их общины.

Чудо умножения хлебов, после которого происходит беседа о небесном хлебе, с самого начала бытия на земле Церкви Христовой воспринималось как образ и прообраз Святой Евхаристии, которую мы получаем из рук Самого Господа. Господь Своей Божественной силой претворяет хлеб и вино в Свое Животворящее Тело и Свою Честную Кровь, Которые питают не пять, не пятьдесят, не пятьсот тысяч, а миллионы людей по всему миру. Когда человек принимает пищу, эта пища усваивается его организмом, впитывается в плоть и кровь человека и становится частью его плоти. Когда человек принимает внутрь себя Божественный Хлеб — Тело Христово, то таинственным образом этот хлеб соединяется с телом человека и Тело Христово становится частицей нашего тела, а Кровь Христова — частью нашей крови. Это и есть то самое неизреченное и непостижимое уму соединение Бога и человека, которое возможно только в христианской Церкви и ради которого Господь пришел на землю.

Узнать больше Вы можете в книге митрополита Волоколамского Илариона "Евангелие от Иоанна. Исторический и богословский комментарий", размещенной в свободном доступе на нашем портале, а также в книгах серии "Читайте Евангелие".