О знамениях и чудесах

Седмица 35-я по Пятидесятнице


Вышли фарисеи, начали с Ним спорить и требовали от Него знамения с неба, искушая Его. И Он, глубоко вздохнув, сказал: для чего род сей требует знамения? Истинно говорю вам, не дастся роду сему знамение. И, оставив их, опять вошел в лодку и отправился на ту сторону. При сем ученики Его забыли взять хлебов и кроме одного хлеба не имели с собою в лодке. А Он заповедал им, говоря: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой. И, рассуждая между собою, говорили: это значит, что хлебов нет у нас. Иисус, уразумев, говорит им: что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце? Имея очи, не видите? имея уши, не слышите? и не помните? Когда Я пять хлебов преломил для пяти тысяч человек, сколько полных коробов набрали вы кусков? Говорят Ему: двенадцать. А когда семь для четырех тысяч, сколько корзин набрали вы оставшихся кусков? Сказали: семь. И сказал им: как же не разумеете?

Мк. 8: 11-21

Комментарий митрополита Илариона:

В сегодняшнем евангельском чтении говорится о том, как фарисеи требовали знамения от Иисуса. Это рассказ предваряется чудом насыщения четырех тысяч человек.

Насыщение четырех тысяч совершалось по тем же причинам, что и чудо насыщения пяти тысяч: народ был голоден, а пищи в пустыне не было. Но был еще и дополнительный повод: ученики не вразумились после насыщения пяти тысяч. И они получают заслуженный упрек в том, что у них окаменело сердце, ибо они не понимают смысл происходящего на их глазах.

Когда к Иисусу обращались с просьбой «показать им знамение с неба», Он им в этом отказывал (Мф. 16:1–4; Мк. 8:11–12). Чудо ради чуда Его не интересовало. Чудо для доказательства Своего авторитета, подобное некоторым чудесам Моисея (Исх. 4:1–9), Ему было не нужно: Он совершил столько чудес, что не было никакой надобности в дополнительном, показательно-доказательном чуде.

Чудеса Иисуса отличались от ветхозаветных чудес и знамений не только количеством, но и качеством. В Ветхом Завете было мало «добрых» чудес — таких, которые вызывали бы в читателях чувства радости, любви к Богу. Ветхозаветные чудеса — это прежде всего «знамения», направленные на устрашение, вызывающие ужас, заставляющие не столько преклоняться перед милосердием Бога, сколько трепетать перед Его могуществом.

В Новом Завете перед нами предстает «Бог с человеческим лицом» как в буквальном, так и в переносном смысле. Чудеса, совершаемые воплотившимся Богом, по Своей тональности очень существенно отличаются от чудес Моисея и ветхозаветных пророков, подобно тому, как поучения Иисуса по тону и содержанию отличаются от заповедей закона Моисеева и пророческих книг.