Христианство и законодательство Древней Руси

Владимир Басенков

И. Я. Билибин «Суд во времена Русской Правды. Лист № 5 из серии «Картины по русской истории»
И. Я. Билибин «Суд во времена Русской Правды. Лист № 5 из серии «Картины по русской истории»

Источник: Архив

Как русские князья боролись с кровной местью, за какие дела брался церковный суд и какова его роль в нравственном изменении древнерусского общества? Сегодня кратко поговорим об «уставах» и «правдах» киевских князей и их влиянии на право Древней Руси.

Церковный суд: новая нравственность и судебное миссионерство

До принятия христианства князем Владимиром источником права Древней Руси считался так называемый «Закон Русский». Письменных источников данного свода правил не сохранилось (если они вообще были), но упоминание о «Законе» встречается в договорах с Византией, а позже упоминаются в записанной и систематизированной на основе «правил дедов и отцов» «Русской Правде». Традиционное общество Руси руководствовалось выработанными нормами поведения и общественного регулирования. Надо сказать, что некоторые положения судебных обычаев были весьма суровыми и кинематографично жестокими.

«Закон Русский» разрешал родственникам мстить убийце за своего сородича. За то или иное преступление могло быть назначено испытание, гибель или травма (либо же полная невредимость) во время которого воспринимались как «суд Божий». Кража невест в некоторых местностях, например, у древлян, была в порядке вещей. Дозволялось многоженство, а прелюбодеяние не осуждалось. Но в отношении таких преступлений, как воровство, грабеж, разбой и даже угроза, были введены наказания, от казни до штрафов.

Изменения в древнерусском законодательстве постепенно начались с принятием крещения Владимира Святого, его дружины и бояр. Принципиальным моментом можно назвать появление Православной Церкви как субъекта права. В X веке на Руси активно действовал княжеский суд. Владимир, как судья и законодатель, находился под глубоким впечатлением от Христа, открывшегося перед ним в купели крещения. Отныне христианство выступает как мощнейший мировоззренческий фактор, оказывающий влияние на принятие решений государственного уровня.

Князь впервые разделяет судопроизводство на дела, относящиеся к церковной и светской юрисдикции. Влияние на Владимира Святого в данном случае оказывает византийское право, о чем он указывает уже во вступлении к тексту данного законодательного документа, именуемого «Уставом»: «воззрех в греческий Номоканун и обретох в нем, яже не подобает сих тяж и судов судити князю, ни бояром, ни судьям его». Князь запрещает своим родственникам и слугам вмешиваться в церковные дела, причем его постановление служит наказом к будущим поколениям.

Фактически, на Руси впервые появляется параллельный судебный орган, действующий по иным, не знакомым русским людям принципам. Появление церковного суда можно рассматривать и как фактор нравственного значения. Мы понимаем, что 988 год как момент в истории, называемый «Крещением Руси», не был мгновенным обращением представителей всех племен восточных славян в христианство. Церковный суд мог выступать и инструментом проповеди, когда нравственные принципы человеколюбия и милосердия, а также почитания сакрального явственно трактовались в принятиях решений по тем или иным делам.

Отныне киевская власть поставила вне закона заслуживающие лишь общественного порицания или вообще полного равнодушия аспекты жизни славян. Церковный суд рассматривал дела супружеской измены, разводные процессы и следовавшие за ними вопросы о разделах имущества. Дети могли попасть под суд за неуважительное обращение с родителями. Оскорбление личности также могло стать причиной преследования, а волхвы и колдуны, еще вчера считавшиеся на Руси людьми нужными и уважаемыми, попадали под преследование как враги Церкви. Дела актов кощунства и распространения еретических учений также находились в ведении церковного суда.

Церковь становилась судьей для всех своих служителей и людей, оказавшихся на ее попечении. Здесь мы можем увидеть формирование целого сословия, обширной русской православной общины, на которую распространились иные правовые нормы. На Руси не всякий грех считался преступлением, и здесь Церкви было дано право быть нравственным наставникам своей пастве, дабы на этапе перехода от языческих обычаев и мировоззренческих установок к христианскому мышлению корректировать поведение паствы. В то же время преступления, совершенные подсудным церковному суду (такие как грабеж или убийство), рассматривались совместно епископом и князем в соответствии с действовавшим на тот момент обычным правом.

Подводя итог законодательным реформам князя Владимира Святославича, можно сказать, что важнейшим его действием стало введение в судебную систему Церкви. Обычное право было еще крепким и держалось в народе. Отмена основных норм, которые языческое общество считало оплотом справедливости (например, кровная месть), были невозможны. Но демонстрация евангельских ценностей через учреждение церковного суда и особой жизни в Церкви как государства в государстве стали важнейшим вкладом Владимира Святого в фундамент дальнейшего формирования законодательства Руси.

«Устав» Ярослава

Доработать «Устав» о церковном суде и придать ему структурированный вид было суждено сыну князя Владимира Ярославу, прозванному Мудрым. В самом начале документа молодой правитель ссылается на волю отца и говорит о том, что составлял текст совместно с митрополитом Иларионом на основе «Номоканона». «Устав» вобрал в себя 39 статей, регламентирующих характер дел и меру наказания за совершенные правонарушения. Стоит отметить, что в тексте документа описываются смежные дела, которые после рассмотрения на церковном суде передавались в юрисдикцию князя. Подобные статьи, после описания преступления и указания о размере штрафа, уплачиваемого потерпевшему и епископу, оканчивались словами: «А наказание осуществляет князь».

И здесь могло вступить в силу суровое действие светских законов. Например, поджог карался казнью. Причем перед этим с преступника взимался значительный штраф в 100 гривен в пользу епископа. Девушек за блуд или внебрачную беременность отправляли  в монастырь, при этом родня могла выкупить свою дочь.

«Устав» запрещал супругам развод в случае тяжелой болезни одного из них. Штрафы полагались за оскорбление и нанесение личных обид. При этом дела нарушений среди священно- и церковнослужителей рассматривались епископом без князя, если в деле не было составляющих, явно относящихся к светскому своду преступлений. Ярослав завершает свод правил «Устава» словами о запрете властям вмешиваться в церковные дела.

Правда Русская

Наиболее известный и полный сборник светских законов Древней Руси известен под названием «Русской Правды». Именно он стал письменным оформлением бытовавшего среди киевлян обычного права. Работу над «Правдой» начал Ярослав Мудрый, а продолжили уже его сыновья. Именно при Ярославе первый пункт документа, определяющий порядок кровной мести, сужает круг «мстителей» до ближайших родственников и предлагает альтернативу для утоления боли утраты и жажды справедливости – штраф. Выше уже упоминалось, что Владимир Святой не мог идти на резкие реформы законодательства, тогда как его сын постепенно начинает борьбу с языческими обычаями через церковный суд и упразднение жестоких пунктов светских законов.

И уже дети Ярослава Мудрого, князья-христиане в третьем поколении, запретили кровную месть как пережиток прошлого. Причем в Пространной редакции «Русской правды» отмечается, что Ярославичи не вносили в документ иных изменений. Запрет мести, плодящей ненависть и вражду, толкающих человека на грех вместо принятия им воли Божьей, очевидно, серьезно обсуждался церковной и светской властью как чудовищный рудимент уходящей дохристианской эпохи.

«Русская Правда» устанавливает главенство закона над безрассудным самосудом. Все виды преступлений караются штрафами, за их исполнением следят княжеские люди. В обществе, насколько это возможно для своей эпохи, воспитывается принцип милости вместо жертвы.

Появление церковного суда выделило из судопроизводственного процесса орган, не каравший, а дававший нравственную оценку преступлениям. Епископы и священники так или иначе присутствовали на светских процессах, имели возможность ходатайствовать о помиловании подсудимых. Церковь становилась для общества нравственным ориентиром. С одной стороны, христиане увещевали преступников, давали им наставления, объясняли, как грех привел их к наказанию и внутреннему падению, что должно было стать аргументами для исправления подсудимого. С другой, в глазах общества менялись понятия о нравственности вообще и справедливости, которая в христианском понимании невозможна без милосердия, прощения и снисхождения к человеческой немощи.